Почему мы решили организовать фестиваль с темой перемен и изменений в жизни? Почему нам важно говорить про устойчивые изменения и важность этого процесса в Жизни? Почему все больше и больше людей 40 плюс сгорают, либо подвержены сгоранию?

Кажется, что пройти через синдром сгорания – все равно, что пережить конец света. Но это не так: в действительности для меня он знаменовал начало новой эры. Теперь я уверенна в этом, потому что синдром сгорания перевернул всю мою жизнь. Тогда я даже не знала, как называется то, что со мной происходит, а когда поняла, многое встало на свои места. В разгар моего «недуга» в 2007 году один из известных докторов посоветовал: «Вам нужно взять отпуск, и как можно долгий» А гомеопат воскликнул «дорогая моя, ваше сердце устало!». Тогда мысль о синдроме сгорания еще не приходила мне в голову…

Несколько лет назад, ранней осенью, я сидела в кафе со своей подругой из Франции. Мы разговаривали о работе, и она сказала, что в Европе все газеты пишут о синдроме сгорания, его называют одной из главных проблем национальной экономики. Слово «сгорание» тогда, прозвучало для меня, как будто я услышала его в первый раз, и тут отреагировала мое тело, оно узнало это состояние. Но до этой минуты я не понимала, что первый срыв, перенесенный десять лет назад, был именно синдромом сгорания. С тех пор слово «сгорание» обрело надо мной такую власть, что cподвигло на поиски, итогом которых стали мои тренинги для руководителей, сотрудников, моих клиентов.

Когда я занималась поиском технологий, методик, я поняла, что это слово и состояние знакомо не только мне, но и многим другим… Как-то в гостях, я обмолвилась, что исследую синдром сгорания, и увидела в глазах окружающих огонек понимания. Каждому было что рассказать. Часто на терапевтических сессиях, семинарах и тренингах, я задаю участникам вопрос: «Кто из вас пережил или переживает синдром сгорания?» Руки, как правило, поднимают до 80 процентов участников.

Сгорание – одно из слов, определяющих наше время. Перестав быть чем-то необычным, синдром сгорания превратился в одну из составляющих жизненного процесса и занял место в одном ряду с такими связанными с ним состояниями, как кризис среднего возраста, стресс и серьезные хронические заболевания. Начавшись в одной области нашей жизни, сгорание зачастую охватывает и все остальные.

Вот классические признаки синдрома сгорания, что пережила я и мои клиенты:

  • Все большее изнеможение, эмоциональное, умственное, физическое, которое не исчезает после сна.
  • Все больше острое ощущение оторванности от себя самого и других.
  • Все большая неспособность справляться с теми делами, которые всегда удавались, на работе и дома.

Самый характерный из этих признаков – изнеможение. У каждого из нас синдром развивается по своему сценарию, но есть ряд симптомов, которые дают понять, что процесс начался:

  • крайняя усталость, неспособность отдохнуть во время сна или расслабиться, омертвение чувств, постоянная раздражительность, повышенное критическое отношение к себе, утрата вкуса к еде, сексу, жизни, ощущение тупика, чувство отчужденности, разочарованности, горечи, отсутствие радости, утрата чувства юмора;
  • рассеянность, торопливость, не дающая никаких результатов;
  • все большая тяга к телевизору, алкоголю, сладостям, покупке вещей, компьютерным играм, общению в интернете, случайным связям или другим способам бегства от реальности, которые могут порождать зависимости;
  • отчуждение от семей, друзей, коллег, начальства или клиентов;
  • все новые проблемы со здоровьем – от болей в спине, сердце или плече и утраты полового влечения до синдрома хронической усталости, расстройства функции надпочечников и щитовидной железы, язвы желудка и т.д.

Мы чувствуем усталость и раздражительность, не можем расслабиться, нас часто мучают боли, все что мы делаем кажется нам бессмысленным. Мы с трудом узнаем себя – ведь прежде мы были другими. Тем не менее, те из нас, кто идет прямым путем к тяжелому синдрому сгорания, продолжает борьбу. Не обращая внимания на многочисленные сигналы опасности, мы трудимся все напряженнее и доходим до полного изнеможения, когда у нас нет иного выбора, кроме как остановиться. Мы начинаем думать, что сделали что-то неправильно, или что с нами что-то не так, или что жизнь к нам не справедлива. Если бы мы только знали о преображающей силе синдрома сгорания, о том, что он знаменует не поражение, а возможность начать новую ЖИЗНЬ!

В действительности сгорание – наверное, самое лучшее из того, что нам довелось пережить. Я не стала бы писать об этом, я не стала бы делать серию тренингов, и фестиваль «Предчувствие» если бы не постоянное стремление помогать себе и другим в поисках правды и радости и умении их выразить.

Поскольку по роду деятельности я постоянно общаюсь с людьми, мне довелось работать, вести доверительные беседы и сессии более чем с 500 мужчинами и женщинами, пережившими синдром сгорания. Совместными усилиями мы старались разобраться, что это за состояние и куда оно ведет. Среди этих людей были мои клиенты, студенты, учащиеся курсов, друзья, коллеги. Это были люди самых разных профессий, самым младшим не было еще 30, самым старшим далеко за пятьдесят. Тогда я выяснила, что некоторые профессии и места работы особенно способствуют развитию синдрома сгорания.

Я стала относить синдром сгорания к производственным проблемам, возникающим как результат следующих факторов:

  • высокого уровня требований и ответственности,
  • низкого уровня поддержки и признания,
  • отсутствия способности руководить или принимать решения,
  • недостатка возможностей для выполнения работы,
  • утраты ощущения смысла и общности.

Поначалу я связывала его со сферами социальной, медицинской и сервисной, сотрудники которых, принимают на себя всю ответственность и поддерживают высокие эмоциональные требования, но обладают очень малой возможностью принимать решения. Но вскоре стало ясно, что это явление распространяется на все сферы деятельности, там, где характерно равнодушие к человеку.

За годы, прошедшие с начала сгорания, я очень во многом изменила свою жизнь. Плоды полученных знаний содержатся в моих терапевтических сессиях и тренингах. Я избавилась от большинства старых дел, обязательств и личин и пережила не одну «темную ночь Души». Что я получила взамен, вот что пришло на ум, что часто озвучивают мои клиенты:

  • Мое сокровище: возможность быть в ладу с собой и уважать свои собственные ритмы.
  • Друзей во всех уголках мира, которые образуют сеть, сотканную из любви и смеха.
  • Голову, в которой часто нет мыслей и тревог.
  • Гораздо меньше страха, самобичевания и потребности доставлять кому-то удовольствие.
  • Новый подход к творчеству и сотрудничеству.
  • Свободу от потребности знать, что будет дальше.
  • Чувство, что все будет в порядке, что бы не происходило в будущем.
  • Ощущение пути, которым следует моя Душа, и решимость ставить его на первое место.
  • Ощущение безграничной радости во мне и вокруг меня.

Я вновь собрала себя воедино после того, как всю жизнь раздавала свои сокровища направо и налево. Я не нашла панацею от страданий, сомнений, несчастий, тревог или старых привычек, да и не надеюсь пока найти. Но зато теперь я понимаю смысл радости. А когда кажется, что он исчезает, я могу спросить себя: «Где теперь моя радость?» – понимаю, как и где могу ее найти. Теперь мои клиенты готовы признавать себя, и свои решения, жить без тревог, признавать свою уязвимость, жить в настоящем.

И вот одна из моих радостей – наш совместный с Татьяной Чаусовой фестиваль «Предчувствие», который который пройдет с 10 по 16 мая 2019 года в Турции. Будем рады видеть вас!

Прочитано 1029 раз
Оцените материал
(3 голосов)
Инга Радченко

Психолог, бизнес-эксперт, сертифицированный эксперт в области практической геронтологии, психологии сексуальности, менеджменте медицинских предприятий и спортивных сооружений.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены